Уважение культурных традиций. Миррский цикл. Божий суд

Бог всегда на стороне больших батальонов
Маршал Жак д’Эстамп дела Ферте

Бог создал людей слабыми и сильными, а полковник Кольт уравнял их шансы

Милетич стремительно влетел в геликоптер, утвердительно кивнул в ответ на вопросительный взгляд пилота и повернулся к старшему менеджеру рудника.
— В чем проблема? — отрывисто спросил он под аккомпанемент рева двигателей взлетающего геликоптера.
Менеджер немного замешкался с ответом — он впервые видел своего непосредственного хозяина и одного из самых богатых людей Мирры. Он показался ему до неприличия молодым и хрупким. Лет тридцать от силы. Высокий, но очень худой.
— Кхамир, заявил, что договор больше не действителен и требует еще денег, — ответил, наконец, старший менеджер, собравшись с мыслями.
— Причина?
— Тифранианцы предложили ему больше. Они готовы платить наличными и грузить руду на звездолеты уже сейчас.
— Вы сказали ему, что он не может расторгнуть договор ранее, чем через пять лет?
— Да. Но он сказал, что бумажки торгашей его не интересуют. Он, мол, воин и если торгаши его обманули, то он возьмет свое по праву вольного. Я ответил, что это недопустимо.
— И?
Старший менеджер, молча, повернулся к Милетичу другой стороной лица. Под глазом его расплывался огромный синяк.
— Понятно. Что с нашими работниками?
— Кхамир заявил, что пока он не получит еще денег они гости клана. С ними обращаются очень хорошо, но…
— Но, по сути, они заложники?
— Да.
Милетич на какое-то время задумался.
— Я думаю, — робко начал старший менеджер, — нужно обратиться к вашим войскам и…
Милетич с интересом взглянул на менеджера.
— Давно на Мирджале? — спросил он.
— Полгода.
— Вы не с Мирры?
— Нет. Я с Гесты.
— Одна из планет Демократического Содружества?
— Да.
— Вы плохо представляете себе процедуру привлечения войск Мирры. Поскольку это частное предприятие вне юрисдикции планетарной системы Мирры, то войска бесплатно будут спасать только граждан Мирры. Они есть среди работников, захваченных в заложники?
— Нет.
— В таком случае армия Мирры потребует оплатить ее работу по принуждению к соблюдению делового договора. Это как минимум будет солидный пакет акций рудника. И на согласование уйдет несколько дней. Все это время рудник будет стоять. Прямые убытки. Меня это не устраивает. К тому же мне не хотелось бы, чтобы клан Кхамира перебили. Тогда другие кланы начнут выяснять права собственности на рудник, и пока не появится новый признанный хозяин, мы опять-таки не сможем нормально работать.
— Но у нас нет выхода!
— Есть. Я знаю, как здесь все работает. Кхамир уже предлагал «божий суд»?
— Божий суд?! Но это же… — геликоптер спружинил приземляясь.
— Я знаю. Пока я веду переговоры молчать и, что бы ни случилось, не вмешиваться. Все под контролем, — не ожидая ответа, Милетич выпрыгнул из вертолета и пошел навстречу ухмыляющемуся мускулистому гиганту в кожаных доспехах, расставив руки для объятий.
— Рад тебя видеть, Кхамир. Жаль, радость омрачают разговоры о том, что ты изменил своему слову.
— Слово мое железно, — ответил Кхамир, улыбаясь, — А вот твои торгаши меня обманули. Они обещали мне честную цену, а теперь я узнаю, что рудник стоит дороже. А они в ответ суют мне какие-то бумажки.
— Кхамир, тебе дали справедливую цену. Ты сам знаешь, что шкура не пойманного бакара стоит в пять раз меньше шкуры пойманного. Ты получил деньги за рудник, когда его вообще не было. Все честно.
— А вот тифранианцы говорят, что меня обманули. Я не торгаш — я честный простой воин и не знаю, кому верить. Думаю, только боги смогут открыть мне глаза, — маленькие глазки гиганта хитро и выжидательно уставились на Милетича.
— Ты хочешь божьего суда?
— Да. Все приметы говорят, что на то воля богов.
— Хорошо. Я позову начальника моей охраны, а ты своего. Пусть будет так.
— Нет.
— Нет?
— Зачем нам охранники? Я не могу оскорбить такого высокого гостя. Для меня будет большой честью войти в круг именно с тобой.
— То есть ты хочешь, чтобы мы с тобой…?
— Да. Мы ведь не хотим потерять лицо перед своими людьми? — Кхамир торжествующе улыбнулся.
Милетич ошарашено огляделся по сторонам. Он выглядел как загнанная лиса.
— Ты хочешь до смерти? — хрипло спросил он.
— Зачем до смерти, — ухмыляясь, ответил Кхамир, — До тех пор, пока спина не коснется земли дважды. Хотя не буду скрывать, пока со мной такого не случалось.
— Хорошо! — громко ответил Милетич. И тихо добавил шепотом — Ох и хитер же ты, Кхамир.
Кхамир сделал невинные глаза и покачал головой.
Когда они направились к кругу, старший менеджер подбежал у Милетичу и срывающимся голосом запричитал ему на ухо.
— Вы с ума сошли! Кхамир лучший кулачный боец клана! Он даже начальника своей стражи укладывает в поединке без оружия! Он вас просто убьет!
Милетич повернул голову, и его взгляд просто заморозил менеджера на месте.
— Не вмешиваться! — тихо процедил он и пошел вперед не оглядываясь.
Старший менеджер беспомощно смотрел ему вслед.

***

Как говорили потом старейшины — бой был хорош. И закончился очень неожиданно. О таких поединках сочиняют песни, которые живут вечно. А после них закатывают пиры, о которых помнят столетиями.

***

Утром следующего дня весь клан вышел провожать гостей. Кхамир положил свои огромные руки на плечи Милетича.
— Твой отец Бактар очень гордился бы тобой, если бы был жив. Ты вырос в великого воина. От такого не стыдно потерпеть честное поражение.
— Мой отец Милетич из рода Милетичей, — последовал строгий ответ.
Кхамир примиряюще кивнул.
— Прости меня. Я неправильно сказал. Я говорю, что если бы твоим отцом был Бактар, то он бы очень тобой гордился.
— Спасибо, — искренне ответил Милетич.
Они еще раз обнялись, и Милетич влез в геликоптер.

***

— … и все-таки я считаю, что это было безрассудно, — не унимался старший менеджер, — Вы могли серьезно пострадать и даже погибнуть.
— У Кхамира не было шансов, — расслаблено ответил Милетич, — Никаких. Я мог убить его за долю секунды в самом начале поединка.
— Как…?
Милетич закрыл глаза и отстраненным голосом начал рассказ:
«У великого воина Бактара родился сын. Сын был слабым и как ни старался Бактар, каких лучших учителей воинского дела не нанимал — все было бесполезно. Сын рос позором рода. Ему исполнилось двенадцать, и он не смог пройти обряд посвящения в мужчины. Его изгнали из клана, а Бактар заявил, что отныне у него на одного сына меньше. Мать ушла вместе с сыном. Она работала в поселке звездных, когда ее увидел инженер Милетич. Они поженились, и инженер увез их на Мирру. Звездные врачи исправили здоровье сына, и он хоть и не стал сильным, но перестал быть хилым. Он хорошо учился и закончил самый престижный экономический колледж, получив государственную стипендию. Уже через год после окончания учебы он разбогател. Половину своего дохода за год он отдал родителям, а вторую потратил очень странно. Он заплатил, за курс генетической подготовки бойца спецназа в области рукопашного боя. Его тело собрали заново, а его мозг перепрограммировали так, что отныне сравниться с ним в рукопашном бою мог только другой с такой же подготовкой. Так сын Бактара наконец-то смог изгнать демонов своего прошлого»
— На Мирре люди соревнуются умом, а не мясом, которое получают от рождения, — закончил свою историю Милетич.
Из всего рассказа старший менеджер уловил, казалось, только одно.
— Вы выходец с Мирджала?! И вы один из самых богатых и влиятельных людей Мирры?! Но это невозможно! Мне всегда говорили, что на Мирре ненавидят иммигрантов с отсталых планет!
— Вы ошибаетесь, — ответил Милетич, мягко улыбаясь, — Мирра она, как зеркало — улыбнись ей и она улыбнется тебе, ненавидь ее и ты почувствуешь силу ее ненависти. Именно за это я и люблю свою родину.

Автор — Максим Шапиро: http://samlib.ru/s/shapiro_m_a/