Уважение культурных традиций. Миррский цикл. Щит

— Вы не нужны, — полковник Красс уперся руками в кафедру и жестким взглядом окинул аудиторию. Курсанты военной академии притихли, — По крайней мере, вы не нужны в таком количестве. Зачем Мирре такая мощная армия? Почему в конституции жестко прописан минимальный процент от ВВП, который необходимо тратить на ее содержание? Отчего зарплаты высшего офицерского корпуса индексируются по средним зарплатам менеджеров и не должны быть ниже? Да с кем, в конце концов, Мирра собирается воевать? Ну? Кто может ответить?
— С теми, кто захочет на нас напасть, сэр? — робко предположил один из курсантов.
— Напасть на нас? — полковник усмехнулся, — А кто на нас нападет? Развитое демократическое государство? Кто скажет мне, почему это маловероятно?
— Эмпатия плюс демократия плюс свобода слова, — раздалось из первого ряда.
— Кто это сказал?!
— Я сэр! — худой курсант с копной рыжих волос вскочил и замер.
— Вы? — Красс одобрительно взглянул на него, — Продолжайте!
— В развитых демократических странах уровень насилия низок. Соответственно снижена толерантность к насилию. Зрелище гибнущих людей, как врагов, так и своих солдат будет переноситься населением крайне тяжело. А население это непременно увидит — развитая демократия предполагает свободу прессы. Пресса же гонится за сенсациями. Стерео трагической гибели множества людей это сенсация. Соответственно отношение граждан к любой агрессивной войне будет негативным и антивоенное давление на власти будет велико. Поэтому явная агрессия развитого демократического государства маловероятна. Она просто не будет поддержана населением.
— В любом случае?
— Нет, сэр. Например, после мощных терактов или нападения другой страны, а также, если удастся обосновать, что таким образом спасается мирное население атакуемого государства, скажем от геноцида, то тогда можно рассчитывать на более широкую поддержку населением действий армии.
— И этой поддержки можно добиться с помощью лживой пропаганды?
— Маловероятно, сэр. В стране, где пресса независима и контролируется различными группами имеющими конфликты интересов, любая слишком явная ложь будет моментально дезавуирована.
— Вы считаете, что в развитых демократических государствах пропаганда не работает?
— Не совсем так, сэр. Она, безусловно, работает и в них. Но ее нельзя выстроить на пустом месте. Невозможно убедить людей, что развитая демократическая страна собирается на нас напасть или осуществляет геноцид, если это абсолютно не так. Но можно, в частности, постараться убедить население, что тоталитарная страна, открыто объявляющая нас врагами и грозящаяся нас уничтожить, опаснее чем, кажется. Или что в ней геноцид и нарушения прав человека осуществляется в больших масштабах, чем это имеет место в реальности. Но в любом случае для ведения пропаганды в развитом демократическом государстве нужна серьезная зацепка в виде фактов. Их нельзя просто выдумать.
— Прекрасно! — Красс улыбнулся, — Все верно. Именно поэтому вероятность того, что на нас нападет развитое демократическое государство, обладающее мощной армией крайне низка. А для отражения нападения слаборазвитых государств мы не нуждаемся в такой сильной армии как сейчас. Итак, мы снова возвращаемся к тому, что вы не нужны. Есть возражения?
— А террористы, сэр? — возразил кто-то с конца аудитории.
— Террористы? А разве это не надуманная проблема? Да в авариях транспорта, от алкоголя, от курения гибнет на порядки больше людей! Суммы, которые тратятся на борьбу с терроризмом, чудовищны по сравнению с ничтожностью проблемы!
— Но это ведь совсем другое, сэр!
— Чем «другое»? И там и там гибнут люди! Или тех, которые погибли от террористов, а не в разбившемся при посадке звездолете больше жаль?
— Но террористы убивают людей намеренно! — воскликнула девушка-курсант.
— Согласно уставу следует обращаться к старшему по званию используя обращение «сэр», — сухо отметил Красс, — Хорошо! Террористы убивают людей намеренно. Ну и что?!
— Это же намного хуже, сэр! — ошарашено ответила девушка.
— Почему?! — громогласно вопросил полковник. Курсантка растерянно молчала, — Не знаете? Кто может ответить?
В аудитории повисла напряженная тишина.
— Никто, — заключил после театральной паузы полковник, — Что ж я могу вас просветить. Следует рассматривать не только поступок, но и его последствия. А они могут очень сильно отличаться при одном и том же, казалось бы, действии. Рассмотрим схожие ситуации. Человек погиб в результате несчастного случая, человек погиб во время ограбления и человек погиб от террористического акта, предположим нацистской группировки. В чем отличие этих ситуаций? Слепой случай, он не злонамерен. Он убивает с определенной статистической вероятностью и не станет убивать больше, почувствовав безнаказанность. А человек станет! Люди это стайные и очень агрессивные животные. У них нет мощных клыков, когтей, рогов и генетические механизмы сдерживания внутривидовой агрессии, поэтому очень слабы. Эволюция не предусмотрела, что люди оружию, получаемому с генами, найдут альтернативу, создавая его сами. Если грабитель и убийца не будет бояться наказания, то он будет продолжать грабить и убивать и многие последуют его примеру. Убийство и грабеж это как чума. Их нужно останавливать вовремя. Для этого и существует правосудие. Это иммунная система государства.
— Но почему терроризм опаснее, чем обычная преступность, сэр? — удивился рыжий курсант, — Ведь от рук преступников гибнет больше людей, чем от рук террористов!
— Хороший вопрос. Терроризм это тоже чума. Но это более опасная ее форма. Терроризм эффективен только в развитых демократических государствах со свободной прессой. Только при такой форме правления пресса вгоняет в панику значительные массы людей из-за гибели статистически мизерного их количества. А уж затем перепуганное население давит на власти, заставляя их уступать террористам. Но когда все видят, что террористы могут добиться успеха. Что из простого террориста можно превратиться в уважаемого политика и быть принятым официально чуть ли не на уровне галактического истеблишмента, что террористу можно, в конце концов, получать престижные премии за борьбу за мир, то появляются все новые желающие пройти по этому пути. Следовательно, терроризм это угроза самому существованию демократических устоев в государстве. А вы все должны знать, сколько гибнет людей, когда государство перестает быть демократическим и наступает тоталитаризм или анархия. Теперь понятно?
— Да, сэр.
— Вот только для борьбы с терроризмом опять-таки не нужна такая мощная армия как у нас. Это скорее работа спецслужб. Так зачем же мы нужны?
— Вправлять мозги государствам, которые финансируют терроризм, сэр? — предположил еще один чуть полноватый курсант.
— Уже теплее. А кто его финансирует?
— Те, кто боится вести с нами честные боевые действия, сэр. Те, кто надеется, что мы не узнаем, кто стоит за террористами.
— Не сходится. Мы не входим в Содружество Демократических Планет. Если мы узнаем, что теракты против нас финансирует какое-то государство, то мы ответим так, что эта страна очень об этом пожалеет. И подобные державы об этом знают. Есть еще идеи?
Снова встал рыжий курсант.
— Если развитые демократические государства не опасны для нас, так как их население просто не одобрит кровопролитную войну, — начал он, — И неразвитые и недемократические государства также не представляют для нас угрозы, поскольку слишком слабы в военном отношении, то остаются только развитые недемократические государства и неразвитые демократические, сэр. Это обычная комбинаторика, — заключил курсант, улыбаясь.
— Наконец-то! Вот об этих двух последних разновидностях и поговорим. Что такое неразвитое демократическое государство? Это страна с нищим, забитым, необразованным населением на которую, случайно обогнав исторический процесс формирования среднего класса, свалилась демократия. Что сделает подобное население с обретенной демократией? В большинстве случаев, оно выберет себе диктатора, который пообещает этому населению рай либо на планете и в переносном смысле, либо в прямом и на небесах, если население достаточно религиозно. Неразвитая, но демократическая страна быстро превратится неразвитую и недемократическую. Подобная нам серьезной угрозы не представляет. Остаются развитые недемократические государства.
— А разве такие бывают, сэр? — спросил кто-то.
— Бывают. И собственно большую часть истории человечества на Праземеле и планетах адаптированных для людей неизвестными сеятелями только такие государства и были развитыми. Ярчайшим примером служат Древний Рим и Древний Китай. Государства Праземли. Когда они достигли расцвета, то демократией там и не пахло. А они были самыми развитыми для своего времени на планете и существовали чуть ли не тысячелетия.
— Но это ведь было до промышленной революции, сэр, — уточнила одна из курсанток, лукаво улыбаясь.
Полковник добродушно усмехнулся в ответ.
— Да. Это было до промышленной революции. Затем ситуация поменялась. Демократия плюс промышленная революция стали силой, которой невозможно противостоять. Страны, сочетающие в себе относительно либеральную экономику и демократию, просто оказались эффективней. Заметьте, не справедливее, не более приспособленней для вольготной жизни, истории плевать на справедливость и нужды граждан, а просто сильнее. Этого достаточно. Неважно насколько хорошо в стране живется гражданам. Если эта страна не способна защитить себя от захватчиков, то она будет уничтожена. В нашей галактике, в конечном счете, прав тот, у кого мощнее космический флот и развитее военные технологии. И это демократические страны. Мы живем в такой. Нам повезло.
— Но сэр, что же является причиной, а что следствием. Демократия следствие развивающейся экономики или развивающаяся экономика следствие демократии? — удивился один из курсантов.
— А что важнее для ходьбы — правая или левая нога? — ухмыльнулся полковник.
— Кажется, я понял, что вы имеете в виду, сэр.
— Вот и славно.
— Но если демократия это одна из ног, а вторая либеральная экономика, то, как могут вообще существовать развитые недемократические государства?
— Отличный вопрос! Вы, курсант, знаете, что такое FG12?
— Это такой стимулятор, используемый в самых крайних случаях, сэр. Задействует все резервы организма, позволяя, например, совершать марш-броски практически невозможные без этого допинга. Но препарат очень опасен, так как отключает чувство усталости и человек может в результате просто упасть замертво.
— Вот вы и ответили на свой вопрос, курсант. FG12 фактически заставляет организм пожирать самого себя и за счет этого выдавать результаты немыслимые в ином случае. То же самое может происходить и с некоторыми странами. Это как взрыв термоядерной бомбы. Он не может длиться долго. А устройство термоядерной бомбы технологически на порядки проще термоядерного реактора. Но если подобная бомба взорвется рядом, то мало никому не покажется. Нормальная развитая демократическая страна крайне редко тратит на оборону более нескольких процентов от ВВП, но если в сравнимой по размеру стране отобрать все у граждан сделав их нищими и заставить работать за гроши или вовсе за еду, а весь полученный так экономический выигрыш пустить на военно-промышленный комплекс, то страна может по военной мощи на какое-то время не только сравниться с развитым демократическим государством, но даже и превзойти его. Конечно, долго подобная страна не протянет. Либо взбунтуются голодные граждане, либо элита, которая предпочтет тратить эти деньги на себя и на предметы роскоши, покупаемые у развитых стран, а не на вооружения. Жизнь подобной стране может продлить еще на некоторое время лишь наличие сырьевых ресурсов. Но, в конце концов, обычно кончается тем, что коррупция окончательно побеждает деспотию и элита покупает в развитых демократических странах виллы, хранит там, в банках деньги и туда же отправляет учиться своих детей. Война становится невозможной. Нельзя воевать против того у кого твои деньги. Но в тот краткий период времени пока этого еще не произошло, мы и служим щитом. Вы думаете, самое главное для военного уметь воевать? Это качество конечно необходимое, но явно недостаточное, — рассмеялся полковник Красс, — Самое главное это уметь объяснять людям, почему нам нужно платить высокую зарплату. Ведь у нас на Мирре тоже демократия и от общественного мнения многое зависит. Именно поэтому меня и приглашают каждый год прочитать эту короткую вводную лекцию. Чтобы вы красочно могли объяснить всем, что те, кто не кормит свою армию, будут кормить чужую и обойдется это гораздо дороже. Вспомните мои слова, если вас спросят налогоплательщики, зачем мы собственно нужны. Всего хорошего, господа курсанты!

Автор — Максим Шапиро: http://samlib.ru/s/shapiro_m_a/