Уважение культурных традиций. Миррский цикл. Национальность

Временами я задираю Джейн, распространяясь насчет характера ее работы.
Что станешь ты делать, обнаружив существование геевского гена? Или установив, что у черных меньше способностей к языкам, чем у белых? Или что азиаты обращаются с числами более умело, чем люди белой расы? Или что все евреи скаредны? Или что женщины глупее мужчин? Или что мужчины глупее женщин? Или что религиозность есть генетическая предрасположенность? Или что вот этот ген определяет преступные наклонности, а вон тот — болезнь Альцгеймера? Сама ведь знаешь, во что это обратит страхование жизни, какое оружие даст расистам. Вот это все.
Она отвечает, что пройдет по этому мосту, когда до него доберется, да и вообще она работает в другой области. И кстати, если ты, историк, обнаружишь, что Черчилль всю войну трахал королеву, будет ли это твоей проблемой? Ты сообщаешь факты. А истолковывать их — дело человечества в целом. То, что Бог не создавал Адама и Еву, стало затруднением не для Дарвина, а для епископов.
«Как творить историю» Стивен Фрай

Зал для пресс-конференций набитый журналистами под завязку возмущенно загудел. Ант Вертман глава миррской общины юттов снисходительно усмехнулся.
— Не могли бы вы повторить свой вопрос? — обратился он к вцепившемуся в микрофон и злобно сверлящему его взглядом человеку.
— Я хотел поинтересоваться у господина Вертмана как главы юттов, — процедил тот, и желваки заиграли на его скулах, — Когда же ютты будут готовы ответить за все те преступления, которые совершили представители их национальности?!
— Это переходит все границы! — возмутился пухлый корреспондент новостного канала Деметры.
— Кто его сюда пустил! Куда секьюрити смотрит! — поддержал его коллега из «Галактик курьер», — Пусть этого нациста немедленно отсюда вышвырнут!
— Господа, — Вертман умиротворяющее поднял руки, — Судя по всему господин, чье имя мне неизвестно… — Вертман посмотрел на устроившего переполох.
— Ваго Харак, — выплюнул тот.
— Так вот, судя по всему, господин Ваго Харак действительно оказался на нашей пресс-конференции без приглашения, но если уж он здесь, то может быть имеет смысл его выслушать? Думаю, вам как журналистам это может быть небезынтересно.
— Да он же нацист! — выкрикнул кто-то из зала.
— Давайте не будем делать поспешных выводов, — улыбнулся Вертман, — На Мирре пропаганда нацистских взглядов и нанесение оскорблений по национальному признаку являются серьезными преступлениями. Я надеюсь, господин Харак имел в виду нечто другое. Дадим ему шанс пояснить свою позицию. Прошу вас уточнить, что вы имели в виду, когда говорили о преступлениях представителей юттской национальности?
— Вы грабите народ по всей галактике!
— Неужели?
— Да! Или есть другое объяснению тому, что ютты, которые составляют менее одного процента от населения галактики, владеют более чем половиной галактического капитала?!
— Увы, ваши данные несколько неточны, — Вертман достал из кармана органайзер и нажал пару клавиш, — На настоящий момент в собственности предприниматели юттской национальности не более 0,7 процента галактического капитала, а не половина. Дело в том, что большая часть капитала принадлежит различным акционерным обществам и потому размыта среди акционеров, подавляющее большинство которых отнюдь не ютты хотя бы потому, что нас очень мало. Если же вы имели в виду так называемую золотую тысячу самых богатых людей галактики, то суммарное состояние входящих в нее представителей юттской национальности составляет от общей стоимости имущества ее членов 17,4 процента. Это тоже, в общем-то, не более половины.
— Какая разница! Пусть даже так! Все равно количество денег у юттов непропорционально велико по сравнению с другими расами и национальностями галактики!
— Видите ли, я не знаю каково законодательство на вашей планете, но на Мирре богатство само по себе преступлением не является. Более того, деловая активность у нас всячески поощряется, поскольку приносит в налоги в бюджет государства.
— Дело не в богатстве! А в том, кто его захватил!
— Термин «захватить» в данном случае несколько расплывчат. Если вы понимаете под ним приобретение капитала незаконными методами, то на Мирре согласно статистике участие юттов в уголовно наказуемой деятельности с учетом их численности намного ниже среднего.
— Ну конечно! А львиную долю капитала на Мирре вы контролируете оттого, что вы такие умные и трудолюбивые!
— «Львиная доля» в случае Мирры составляет около 23 трех процентов. Что же касается того, что ютты в среднем более умны и трудолюбивы чем некоторые другие, то я не могу не отметить вашей наблюдательности.
— Вот! Вот она наглость! Они считают себя умнее всех и не скрывают этого!
— Вопрос о том, что считать «умом» тоже весьма спорен. Если считать признаком ума высокий доход, то статистические данные говорят, что в среднем ютты в настоящее время (так было не всегда и вполне вероятно, что в будущем ситуация может опять изменится) весьма умны, поскольку их средний доход заметно выше среднего дохода других граждан, как на Мирре, так и на большинстве других планет. Если под умом вы понимаете уровень IQ, то средний IQ у юттов один из самых высоких в галактике.
— И кто здесь нацист?! — возопил Харак, оборачиваясь к притихшим журналистам, — Кто здесь утверждает, что генетически имеет превосходство над нами?!
— Это утверждает статистика. Впрочем, я как раз не упоминал генетический аспект. Уровень IQ зависит не только от наследственности, но и от условий в которых человек растет. Так что имеется, как минимум, два фактора (гены и среда) влияющих на его величину. И каждый из них никоим образом не отменяет значение другого. Что касается биологических предпосылок для высокого IQ, то они в настоящее время изучены лучше. И у юттов из-за специфической наследственности вероятность родиться с уровнем интеллекта выше среднего больше. Не так ли доктор Поллак? — обратился Вертман к сидящему в президиуме слева от него.
— Да это верно в определенной мере, — согласился тот, — Дело в том, что благодаря специфическим генетическим мутациям мозг юттов вырабатывает больше сложных липидов. Это тип липидов известный как сфинголипиды. Они в свою очередь способствуют росту аксонов, что усиливает интеллектуальный потенциал мозга.
— Вот уже дошло и до научного обоснования своей избранности, — саркастически прокомментировал Харак.
— За все приходится платить, — доктор Поллак пожал плечами, — Среди ютов также непропорционально широко распространение смертельных генетических заболеваний — болезнь Тай-Сакса, болезнь Ниманна-Пика и муколипидоз IV типа и другие. Сейчас конечно с помощью генной корректировки их относительно легко вылечить. Но в прошлом это было невозможно.
— Так, по-вашему, все кто не ютты недоумки, обреченные на прозябание?!
В дискуссию снова вступил Вертман.
— Справа от меня сидит почетный гость нашей общины лауреат математической премии Драста профессор Макдауэлл. Он ни в коей мере не является юттом, но также его никак нельзя назвать недоумком, обреченным на прозябание, поскольку он один из величайших математиков современности, — профессор Макдауэлл улыбнулся и, шутливо протестуя, покачал головой.
— Должен заметить, — мягко уточнил он, — Что доля лауреатов научных премий среди юттов действительно непропорционально велика. Вы составляете менее одного процента от населения галактики и, тем не менее, среди лауреатов таких престижных премий как математическая премия Драста, Эддингоффская химическая премия и других доля юттов колеблется от десяти до тридцати процентов. Я не биолог, но как математик очень сомневаюсь, что это лишь случайность.
— А это и не случайность, — доктор Поллак повернулся к профессору Макдауэллу, — Типичный случай гетерозиготного преимущества. Например, у некоторых представителей негроидной расы, проживающих в районах эндемичных по малярии, относительно широко распространено генетическое заболевание — серповидная анемия. В случае этой болезни в крови обычные эритроциты замещаются эритроцитами типа S, которые обладают пониженной стойкостью и пониженной кислород-транспортирующей способностью. Если человек получает кроме гена ответственного за S эритроциты также и ген ответственный за выработку обычных, то есть ген гетерозиготен, то болезнь практически не проявляется. Но если обе аллели отвечают только за S эритроциты и ген гомозиготен, то дело плохо. Однако плюсы этих генов явно перевешивают сопутствующий вероятный риск с точки зрения естественного отбора. Дело в том, что больные серповидно-клеточной анемией обладают повышенной врожденной устойчивостью к заражению различными штаммами малярии. Это классический пример гетерозиготного генетического преимущества известный с глубокой древности. У юттов оно функционирует по той же схеме, но влияет на интеллект.
— Хватит! — взорвался Харак, — Если вы и умны, то тем больше должна быть ответственность за ваши преступления!
Доктор Поллак вздрогнул. Он так увлекся, что забыл, где находится.
— Преступления? — удивился Вертман, — Мы, кажется, уже сошлись на том, что высокий уровень дохода или IQ сам по себе преступлением не является. Более того, если это вас так беспокоит, то хочу уточнить, что речь идет естественно о среднем уровне дохода и среднем по национальности IQ. Возможно, вам утешительно будет знать, что среди юттов вполне имеются как нищие, так и тупицы. Ну и, само собой, существуют бедняки с высоким IQ и вполне обеспеченные люди с коэффициентом интеллекта ниже среднего. К тому же у некоторых национальностей средний IQ не хуже. Те же яппы, к примеру.
— Вы все заполонили! Везде где есть деньги и власть обязательно наткнешься на ютта! Вы здесь на Мирре обнаглели лишь потому, что здесь нет честной демократии! Никогда народ не потерпел бы, чтобы кучка самовлюбленных негодяев жировала за его счет.
— Вы слишком плохого мнения о народе Мирры. Хотя да, такого рода демократии у нас нет. Даже если завтра все граждане Мирры кроме юттов проголосуют за то чтобы нас перебить, а наше имущество честно разделить между собой, то это ни к чему не приведет. На Мирре имеет место верховенство права, а не верховенство закона и согласно нашей конституции это нельзя отменить никаким большинством. Законы-то можно принять какие угодно. Хоть о поедании детей. Но на самом деле граждане Мирры никогда за подобный закон не проголосуют, даже если бы могли. Просто у нас очень хорошее обязательное образование. Поэтому наши граждане знают, что такое игра с ненулевой суммой и не воспринимают заработанные кем-то деньги как украденные у них. Тут совсем другой принцип. Если кто-то зарабатывает деньги, то он создает рабочие места. Он платит налоги. Он, в конце концов, потом тратит эти деньги и дает заработать другим. Им понятно, что если начать конфисковывать имущество по национальному или какому другому дискриминационному признаку, то обвалится экономика и все в любом случае больше потеряют, чем выиграют. Чистый прагматизм. Именно поэтому здесь одинаковые правила игры для всех. Неважно, какой ты национальности — не нарушай закон и тогда никто не скажет, что ты зарабатываешь слишком много. Никто не имеет права ни дискриминировать гражданина на основании его национальности, ни предоставлять ему на основании его национальности какие-либо льготы. Нас это вполне устраивает.
— А если кто-то по этим правилам не может выиграть? — поинтересовался один из журналистов.
— Знаете, — улыбнулся Вертман, — В колледже я всегда мечтал хоть раз пробежать стометровку лучше всех. Но у меня так и не получилось. Из меня плохой спринтер. Но не думаю, что идея нацепить на тех, кто бегает быстрее меня кандалы, чтобы уровнять их шансы с моими, нашла бы понимание у нашего тренера и у остальных ребят.
— Это что шутка?! — захихикал Харак, — На Мирре оказывается, нет дискриминации по национальному признаку! Что ж у вас представители одних национальностей за то же самое преступление могут получить больший срок, чем других?!
— Они получат его на основании закона о факторном анализе и открытой статистики и закон этот одинаков для всех — если ты являешься носителем признаков статистически наиболее характерных для преступника, то получаешь более строгое наказание для усиления сдерживающего фактора. И не важно, что это за признак — национальность, стиль в одежде или что-нибудь еще. Статистика беспристрастна и открыта всем.
— Очень удобный закон для некоторых, — едко обронил Харак, — А вот на планете Багар никакие законы юттам не помогли! За все ответили! За миллионы погибших!
— Причем тут ютты?! — возмутился журналист с Такара, лицо которого явно имело юттские черты, — Это была обыкновенная кровавая левацкая диктатура, не имеющая к культуре юттов никакого отношения!
— Причем тут ютты? — взревел Харак, — А как на счет статистики?! А?! Сейчас я объясню, причем тут ютты! — и он принялся лихорадочно рыться по карманам.
— Я протестую! — не унимался журналист, — Это оскорбление целого народа!
— Статистика, основанная на реальных фактах, по законам Мирры не может быть оскорблением! — отрезал Вертман, — Так что я готов выслушать господина Харака.
Харак тем временем извлек на свет старенький эбук и принялся зачитывать из него, делая время от времени театральные паузы и победно оглядываясь по сторонам.
— В тайной полиции Такара времен диктатуры Смолла ютты составляли 17 процентов. На руководящих должностях их доля достигала 32 процентов. Думаю, все в курсе, чем занималась эта организация и сколько крови на ее руках?! В армии генералитет на 28 процентов опять-таки был из юттов. В правительстве в так называемом черном кабинете 41 процент. Среди комендантов лагерей труда 24 процента. И это притом, что они составляли лишь четыре процента от общей численности населения Такара! Сколько людей было уничтожено диктатурой Смолла, думаю никому напоминать не нужно?! Так что всем должно быть понятно, сколько на юттах крови!
— Я хотел бы дополнить ваши данные, — улыбнулся Вертман, — За несколько сотен лет до упомянутых вами событий ютты в результате так называемой войны за три системы подвергли термоядерной бомбардировке планету Дайану. Также не стоит забывать о знаменитом маньяке Тао Лайкмане. Он тоже был юттом. Я собственно к чему веду. Каждый народ имеет право на своих негодяев. За всю историю галактики почти каждая нация отметилась тем или иным кровавым деянием. И мы тоже. Это печально, но это факт.
— У вас негодяи слишком уж выдающиеся! — выкрикнул Харак.
— Это второй вопрос, — спокойно ответил Вертман, — Прежде чем говорить о диктатуре Смолла и бесспорном участии юттов в ее становлении, мне хотелось бы сказать пару слов об АК712. Это прекрасная и в настоящее время самая распространенная штурмовая винтовка в галактике.
— При чем тут…?! — ошарашено воскликнул Харак.
— При том, что именно этим оружием были вооружены войска коалиции, положившие конец диктатуре Смолла.
— Но у армии Смолла были точно такие же винтовки!
— Вот именно! Винтовка сама по себе ни плоха, ни хороша. Весь вопрос в том, в каком направлении из нее стреляют. Но IQ это то же самое. Коэффициент интеллекта говорит лишь о том, что при прочих равных у того у кого он высок больше вероятность добиться успеха в определенных областях. И если законные сферы приложения усилий перекрыты, то обладающие более высоким IQ будут стремиться достигнуть успеха в незаконных. Вот скажем на Пагасте юттам запрещено владеть собственностью, запрещено занимать государственные должности, запрещено торговать и как результат практически вся верхушка организованной преступности Пагаста состоит из юттов. Кстати, вам законы Пагаста никакое государство не напоминают?
— Понятно! Это намек на «Империю двадцати семи звезд». Бедных юттов там, видите ли, притесняли и за это они поддержали диктатуру Смолла! Это что ли их оправдывает?!
— Оправдывает юттов по национальности участвовавших в преступлениях диктатуры Смолла? — удивился Вертман, — Да конечно же нет! Мы, знаете ли, вообще не разделяем странного тезиса — «понять значит простить». В настоящее время физиологи, скажем, прекрасно понимают, что побуждает маньяков совершать преступления, но кто в здравом уме готов заявить, что это означает, что их нужно прощать?! Или вот мирджальцы. Социальные причины, по которым среди них полно террористов абсолютно ясны. Но как это должно делать террористов невиновными? То же относится и к юттам, входившим во властные структуры диктатуры Смолла на Багаре. Все они, безусловно, международные преступники подлежащие суду.
— Ага! Так вы признаете вину юттов!
— Разумеется, нет. Это же абсурдно!
— Да вы же сами только что…!
— Я сказал, что признаю вину участников переворота и диктатуры Смолла независимо от того ютты ли они по национальности. Это не то же самое.
— А то, что среди палачей Смолла оказалось так много юттов это конечно совпадение? — едко осведомился Харак.
— Естественно нет. Но вопрос в роли, которую играла национальность этих преступников. Служила ли она дополнительным фактором, толкающим их на поддержку Смолла, или же может наоборот тормозила.
— Как это?!
— Да, в сущности, элементарно. Практически на всех карах, разбившихся из-за превышения максимально разрешенной на автобане скорости, имелась система торможения, но только идиот будет утверждать, что именно ее наличие в автомобиле являлось причиной катастроф, и если бы ее не было, то не было бы и аварий. Гораздо вероятнее, что причина в беспечности и глупости водителей, нарушивших правила и превысивших скорость, если уж все остальные автомобили, также оборудованные системой торможения, ездят абсолютно спокойно. Вот и возьмите статистику по юттам — во всех странах, где отсутствует их дискриминация и преследование по национальному признаку, они живут с законом душа в душу, платят налоги и обогащают государство. Так что дело отнюдь не в национальности. Я уж не говорю о том, что ютты приспешники Смолла с удовольствием уничтожали и грабили других юттов, абсолютно не делая скидки на национальность.
— Это вы мерджанийцам объясните, которых дискриминируют на Мирре! Они тоже имеют право устроить переворот и погубить миллионы граждан?!
— Нет, не и имеют. Вот только и юттам я такого права не приписывал. Не стоит перевирать мои слова, господин Харак. Я ведь четко сказал, что ютты, участвующие в репрессиях устроенных диктатурой Смолла, международные преступники и должны быть осуждены галактическим трибуналом. Теперь о мерджанийцах. Прежде всего, вам стоит помнить, что дискриминация по национальному принципу на Мирре запрещена. Никого не могут преследовать за его национальность. Но сила наказания варьируется в зависимости от статистически значимых признаков преступника, влияющих на вероятность того, что он совершит преступление. Так скажем при прочих равных преступник, имеющий определенные татуировки, как правило, получает больший срок, так как статистика говорит, что наличие этих татуировок является значимым признаком того, что обладающий ими готов совершить преступление. То же касается и национальности. Если, к примеру, статистика говорит, что граждане Мирры и лакширцы по национальности совершают изнасилования чаще чем представители других национальностей, то по закону насильник лакширец получит более строгую кару. Но очень важно понимать, что никто не будет дискриминировать лакширца, который не нарушил закон. То есть законопослушному лакширцу вообще ничего не угрожает. И нужно помнить, что никто не определяет, какая национальность плоха, а какая хороша. Есть лишь статистические признаки вероятности того, что некто совершит преступление, а статистика — она бесстрастна. Возвращаясь к мерджанийцам. На основании все той же статистики в случае совершения мерджанийцем ограбления с него спросят строже, чем с другого среднестатистического гражданина Мирры. Они просто чаще совершают именно ограбления.
— Вот только на юттов эти строгости почему-то не распространяются, — вставил Харак.
— Ошибаетесь. Если ютт совершит преступление в экономической сфере, то наказание для него будет несколько строже, чем среднестатистическое, поскольку ютты совершают преступления в этой области немного чаще. Надеюсь, теперь я вас убедил, господин Харак?
Тот некоторое время лишь беззвучно разевал рот, как рыба, выброшенная на берег, а потом взорвался.
— Твоя демагогия, ютт вонючий, никого не обманет! Все знают, что ютты воры! Шакалы! Падальщики! Всех вас вырезать нужно! И…!
Вертман печально покачал головой.
— Боюсь, вы сейчас нарушили сразу несколько законов Мирры. Я вынужден просить нашу службу безопасности препроводить вас в ближайший полицейский участок.
Секьюрити мгновенно скрутила изрыгающего проклятья и брыкающегося Харака и чуть ли не на руках вынесла из конференц-зала.

***

Запиликал селектор. Александ Граф старший дипломатический советник министерства иностранных дел Мирры оторвался от стереовизора и нажал клавишу приема. Раздался голос его помощника.
— Вам посылка.
— Что там?
— Мы просветили ящик. Там коньяк. Дорогой.
— От кого?
— От председателя миррской общины юттов Анта Вертмана.
— Неси! И пару рюмок тоже захвати.
Помощник внес бутылку и рюмки в кабинет. Повинуясь кивку Графа, открыл ее и немного плеснул в рюмки.
— Взгляни, — Граф указал на монитор, — Вертман как раз аккуратно мешает с дерьмом залетного нациста на пресс-конференции.
Они некоторое время молча смотрели трансляцию, потягивая коньяк.
— Не понимаю, — удивился помощник, — У общины юттов прекрасная служба безопасности. Как этот придурок умудрился туда пробраться?
Неправильная постановка вопроса, — ухмыльнулся Граф, — Вернее было бы спросить, почему они его пропустили, и кто ювелирно и не светясь, надоумил этого нациста туда заявится, чтобы Вертман получил шанс устроить представление перед прессой со всей галактики.
Помощник скосил глаза на бутылку коньяка.
— Кажется, я догадываюсь, кто надоумил. Но зачем?
— У них скоро перевыборы председателя в общине. А после сегодняшнего рейтинг Вертмана взлетит до небес.
— А МИДу-то какая с этого польза?
— Улучшение имиджа Мирры — это раз. Увеличиться приток иммигрантов-юттов и не только их — это два. Квалифицированные мигранты на дороге не валяются. Они будут здесь много зарабатывать и соответственно платить больше налогов. А с них мы получаем зарплату. Ну и еще во многих странах есть общины юттов. Они многое видят и многое знают. Их помощь для дипломата с Мирры будет отнюдь не лишней — это три. И самое главное — я обожаю этот коньяк, а его сейчас почти нигде не достанешь.
— А вам не кажется, что это интервью любви к юттам не прибавит?
— А их и так мало кто любит. У них конечно, как правило, высокий IQ, но зачастую не достает ума, чтобы воздержаться оттого, чтобы сообщать этот факт каждому встречному и поперечному. Умников никто не любит. А обеспеченных умников тем более.
— А вы их любите?
— Кого? Юттов или умников?
— Юттов.
— Всех скопом? Нет, конечно. Ютты это не тысяча кредитов, чтобы их любить. Они разные бывают. Как и все люди. Но и нелюбви у меня к ним нет. Я не считаю себя тупее, чем они, хоть этот негодяй Вертман и обыгрывает меня постоянно в трехмерные шахматы.

Автор — Максим Шапиро: http://samlib.ru/s/shapiro_m_a/